7
    102
    161
    23
Постер фильма Касабланка (1942)

Касабланка (1942)

Casablanca
Оставивший родину американец Рик Блэйн, владелец игорного клуба в Касабланке, случайно встречается с покинувшей его несколько лет назад возлюбленной, Ильзой, которая приехала в город вместе со своим нынешним мужем, борцом антифашистского сопротивления Виктором Лазло.
  • IMDb: 8.5 №35
  • Кинопоиск: 8.0
  • Cinemate: 63% (161)
  • 26 ноября 1942
  • DVD в РФ: 26 декабря 2002

Лучший отзыв
 
2 года, 3 месяца назад
TREVOR
Не знаю, есть ли в американском кинематографе фильм, являющийся большим воплощением атмосферы произведений и самого духа произведений обожаемого многими Ремарка, нежели «Касабланка». Сплошная ремарковщина — от первого кадра до прогулки в дождливый туман. Во всем — будь то привычка героев пить самые невообразимые коктейли на волосок от очередного удара судьбы или с полными трагизма глазами предлагать себя в жертву ради спасения ближнего своего — чувствуется дыхание мэтра (который Э. М. Р). Ремарковщина Поступка. И уже одной этой картиной Майкл Кертис фактически вписал себя в историю мирового фильмофонда.

Далеко не последнюю роль в этом достижении сыграли Ингрид Бергман и Хемфри Богарт. Первая — обладательница неимоверных глаз, воплощение той женственной и главное — одухотворенной красоты, которую на сегодняшней день не сыскать во всей Фабрике Грез хоть срой напрочь все Голливудские холмы вместе с солнечной Калифорнией. Второй — казалось бы практически безэмоциональный герой в исполнении Хемфри Богарта, что умело прячет свои любовные шрамы и врожденное благородство под закостенелой маской циника. И неправы те из вас, кто утверждает, что тут ТИПОВОЙ любовный треугольник. Да, треугольник, но не он-она-ее муж, а он-она-их общее прошлое (любофф, шампанское, пиано-джаззз, Париж и его оккупация). Ну и где же тут типичность? «Вот в чем загадка, вот что продлевает терзаньям нашим жизнь на столько лет», — сказал об этом один датчанин королевской крови. К коей, исходя из благородства натуры, мы вполне бы могли причислить и Ричарда Блэйна. Об этом свидетельствует его официальный «проигрыш» несчастному болгарскому эмигранту. Или инициирование «Марсельезы» в кафе, где присутствуют немецкие военные. Это сродни звукам итальянской оперы на два женских голоса, звучащей в заскорузлых стенах Шоушенка благодаря силе воле одного человека… Это как последний крик «Freedom!» из горла подвергающегося четвертованию шотландца, когда кровожадный топор палача уже начал свое неотвратимое движение вниз по смертоносной дуге… Ну а про поступок Ричарда в конце фильма вообще говорить не приходится — «Безумству храбрых поем мы песню». А все почему? Потому что, как пророчески заметил капитан Луи, «мы становимся человечнее благодаря мадмуазель». Эх, женщины, женщины…

И как кинооплоту человечности, образцу актерского мастерства и инструкции по благородству меньше 10 поставить просто грешно… А грешить — нехорошо.
Полезный отзыв? Да 4 / Нет 0